Французская начальная школа — чему учат детей?

Женские форумы кишат детскими темами. Мамы пытаются давать друг другу советы, набивая шишки на нежных детских лбах.

Чем же заняты профессионалы-педагоги? Чему, как и где учат?

Сравниваем русскую и французскую начальные школы.

Обычное государственное школьное учреждение во Франции принимает детей по месту жительства.

Для поступления в начальную школу следует подготовить копии документов:

  • свидетельство о рождении;
  • паспорта родителей;
  • справку о вакцинации (для иностранцев – заверенный перевод из медучреждения родной страны);
  • документ, выданный мэрией города, с указанием уровня дохода семьи (на его основании будет установлена плата за питание);
  • страховка;
  • документ, подтверждающий наличие жилья (договор с жилищной компанией, работодателем).

«Буквы разные писать тонким перышком в тетрадь». С чего начинается учеба во французской школе.

Думаете, придя в первый класс, малышей начинают обучать каллиграфии? Забудьте. Никаких крючков и зигзагов для «постановки руки» (ну, ведь не в балете мы, в самом деле). Ровных буковок, линеек, смены шариковой ручки на карандаш тоже нет. Французы-вольнодумцы не ограничивают свободу ребенка.

Большинство заданий выполняются в тетрадях с печатной основой, остается лишь выбрать верный вариант ответа. Обычных чистых тетрадей просят купить не более пары-тройки. А уж о том, что они бывают в косую линию, и вовсе не слышали.

Во Франции не существует праздника 1 сентября с цветами и бантами, зато регулярно и с размахом отмечаются Mardi Gras, школьные благотворительные ярмарки, выставки.

«Вычитать и умножать». Уровень знаний начальной школы.

Начнем с хорошего. Русские учителя дают необходимые знания на высоком уровне. Однако примечательно, что условные троечники, сменив с родителями место жительства, во французской школе становятся первыми по успеваемости среди ровесников. Почему? Их недооценивали дома? Нет. Просто шкала оценки знаний во Франции и требования к ребенку существенно отличаются.

С этого момента о плохом. Поделимся историей, рассказанной мамой, чье чадо в первый раз в первый класс пошагало во французскую школу небольшого города под Парижем.

Узрев в тетрадях С и D, мама, закомплексованный передовик-отличник советской образовательной системы, начала бить в колокола. Для начала пожаловалась знакомой француженке.

Страхи нашей соотечественницы не только не разделили, но и не поняли по существу. Француженка объяснила, что оценки С и D не являются показателями знаний. Ониуказывают на этап в освоении того или иного материала в момент выполнения задания.

Иными словами, С, D – начальный этап освоения материала, и ребенок нуждается в дополнительном времени для окончательного закрепления знаний. Согласитесь: совершенно иной образ мышления.

Помня о страшном запугивании учителей «останешься на второй год!», русскими родителями сложно воспринимается подобный подход. Что могло быть унизительнее такой перспективы? Образ второгодника ассоциировался с чем-то вроде недоразвитого мамонта, рыжеволосого, на последней парте.

И случались подобные инциденты крайне редко. Учителя «рисовали» тройку даже в самом запущенном случае, дабы избежать этого позорного явления в статистике школы.

К концу учебного года первого подготовительного класса французской школы родителям передают письмо-предложение о переводе в следующий класс.

Можно согласиться или оставить ученика для прохождения того же курса повторно – по своему усмотрению.

Не требуется никаких особых обоснований причины – достаточно галочки в соответствующей графе письма.

Эти европейцы на практике внедряют то, о чем другие – и русские – кричат на каждом шагу. Все дети разные. Надеть опознавательные значки для выделения личности (как практикует русская школа) – шаг сомнительной эффективности.

Каждый требует дифференцированного подхода, разного промежутка времени для усвоения одних и тех же знаний. Не стоит всех одновременно выстраивать силком в общую шеренгу.

«Малышей не обижать». Поведение: правила, запреты.

Во французском языке нет понятия «нормы поведения». В школу не позволяется приносить игрушки и лекарства, но ребенок может взять любимую книгу. Если обязательные задания на уроке выполнены раньше других, ребенок может ее почитать. Или разрисовать карандашами красивый индийский орнамент, скажем, на уроке математики.

Теперь о «правилах поведения на перемене». Во Франции можно получить шок, увидев однажды, как проводят дети в школе свободное время. Да, за ними следит охранник.

Такой человек находится на школьном дворе во время перемене. Но реагирует он исключительно на серьезные ситуации, точнее – на их последствия, грозящие безопасности жизни. Его никоим образом не волнует активная игра в футбол в дождливую погоду с грязными лужами чужой шапкой против воли ее хозяина.

Дорогая детская одежда, разбросанная на асфальте по всей территории двора, нередко там покоится с утра до вечера. Эта привычная картина безразлична глазу француза.

Администрация школы обеспечивает организацию учебного процесса, огражденную и охраняемую территорию, отсутствие доступа посторонних людей. Все остальное – проблемы родителей и самого ребенка.

«Находить Восток и Юг». Атмосфера французских уроков.

Французский опыт преподавания уроков малышам на природе стоит записать всем русским педагогам в план занятий жирным маркером.

Детей привозят на земельный участок с парой-тройкой деревьев (для птиц), кустов (для насекомых), небольшим болотом (для лягушат в камышах) и будкой (для хранения инвентаря). Все это гордо именуется «сад открытий». Ради него комфортабельный школьный автобус едет через полгорода.

Детям строго возбраняется ходить, где придется, чтоб случайно не задавить какого-нибудь червячка. Только по отведенным тропинкам! Скудность земельного клочка не имеет значения. Важно то, что детей учат искренне любить окружающий мир, ответственно о нем заботиться. Объясняют наглядно взаимосвязи в природе.

Малыши усаживаются прямо на земле (не бойтесь: под попы выдают деревянные дощечки), закрывают глаза, а потом рисуют звуки и запахи. Птица, самолет, собака, автомобиль, человек, шелест листьев.

Преподаватель приносит специальные боксы с отверстиями. Каждый по очереди запускает туда руку, угадывая на ощупь, что внутри: шишка, колючка, кора, мох, улитка. Всеобщий хохот и веселье.

«Книжки добрые любить». Учебный материал: книги, помещение школы.

Учебная французская аудитория – почти домашняя комната. Картины, коврики, творческие работы детей, семейные фото. Входная дверь с круглым окном, как на подводном корабле. В центре – круглый стол. На нем первоклассники готовят пироги на праздники. Позже их испекут повара в школьной столовой, а дети дружно съедят.

Сравнивая детскую «буржуйскую» литературу с современной родной, возникает ощущение, что писал один автор, потом перевели на разные языки. Монстры, которые точат ножи, наследники трона-убийцы, что избавляются от конкурентов, людоеды, дети, мучащие домашних животных, – неполный перечень сюжетов, встречающихся у французов. Поедание печенки дэва, смакование подробностей убийств сказочных персонажей и их предсмертных мук – это русские книги по литературному чтению.

Попытки с малых лет показать ребенку, что жизнь не всегда безоблачна, а люди – не все добрые волшебники? Метод, вызывающий у многих не понимание, а мурашек по коже.

О чем забыл вспомнить М. Пляцковский: домашнее задание, питание, обмундирование. Почем?

Школьная столовая во Франции предлагает «шведский стол». Преобладают салаты, овощи (размороженные из пакетов), фрукты, соки, йогурты – привычный рацион традиционной французской кухни. Оплата зависит от заработка родителей. При месячном доходе меньше 600 евро – 6 евро/месяц за ребенка.

Обучение в обычной французской школе бесплатное. Большинство тетрадей с печатной основой, книги, папки, цветная бумага и даже презенты к праздникам за счет школы.Взносы в фонд класса нерегулярные: могут предложить сдать деньги один раз за год, а могут совсем не поднимать такой вопрос. Суммы нефиксированные, зависят лишь от доброй воли родителей. Свободная форма одежды.

«В школе работаем, дома отдыхаем» – девиз французской начальной школы. Домашнее задание в лучшем случае сводится к повторению материала, пройденного на уроке.

Объем домашней работы русских деток иногда шокирует. Может, не стоит приучать к тому, что дом – это продолжение того же труда, только за другим столом? Эта вредная привычка укореняется в подсознании.

И не спрашивайте, почему муж, вернувшись с работы, не проводит время с семьей, а усаживается за ноутбук и пялится в экран до ночи, независимо от того, есть ли в этом необходимость.

Кажется, все. Есть над чем подумать.